Археологическое событие года

18-21 апреля в Грозном в рамках XXIX Крупновских чтений встретились известные ученые из Москвы, Санкт-Петербурга, других городов России, а также зарубежных стран. Первые Крупновские чтения в память о выдающемся кавказоведе Евгении Игнатьевиче Крупнове состоялись на родине ученого в Северной Осетии в 1971 году (Е.И. Крупнов родился в г. Моздок). В собрании во Владикавказе тогда участвовало всего 9 человек. Сейчас это крупнейшая международная кавказоведческая конференция, которая проводится раз в два года.
О том, как проходил научный форум в Грозном, журналу Discours рассказал один из организаторов XXIX Крупновских чтений Хамид Мамаев — известный в республике ученый-археолог, заместитель директора Института гуманитарных исследований, руководитель Центра археологических исследований Академии наук ЧР.

mamaev7

— Хамид Магомедович, известно, что это не первые Крупновские чтения в Грозном. Расскажите, когда и как проводилась первая в нашем городе конференция кавказоведов?

— Да, это было очень давно — в 1973 году. Тогда в Грозном прошли III Крупновские чтения. Археологическая конференция в виде собрания профессионалов заседала, насколько мне помнится, в читальном зале Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, языка и литературы, то есть нам для собрания тогда хватило одного небольшого помещения. В первое время конференция проводилась ежегодно в разных городах Северного Кавказа. Но в последующие годы стало понятно, что периодичность научного форума надо менять, так как объем работы оказался очень большим. В текущем году на XXIX-е Крупновские чтения в Грозном было заявлено 114 (!) докладов, авторами которых выступили 149 ученых из более чем 35 научных учреждений России и, как сейчас принято говорить, ближнего и дальнего зарубежья. В сборнике материалов конференции, который мы успели издать до начала работы форума, представлены исследования как отечественных специалистов, так и материалы азербайджанских, абхазских и грузинских ученых; опубликованы статьи кавказоведов из Германии, Франции и Китая.

ministr-umarov

— Кто вам помогал в организации международной научной конференции?

— Организация любой конференции, а тем более такой крупной — мероприятие, мягко говоря, хлопотное и затратное, тем более в столь непростых экономических условиях. Поэтому мы благодарны прежде всего руководителю Министерства по национальной политике, печати и информации Чеченской Республики Джамбулату Умарову, взявшему на себя решение финансового вопроса и проявившему большую заинтересованность в том, чтобы наш научный форум состоялся. Основной площадкой конференции был выбран Чеченский государственный университет. Ректорат вуза во главе с Заурбеком Саидовым также сделал всё необходимое для успешного проведения научного форума.  Особая наша признательность директору Института гуманитарных исследований Супьяну Магомадову и президенту Академии Наук ЧР Шахрудину Гапурову, которые с пониманием отнеслись к необходимости решения вопросов, возникавших в непростом процессе подготовки и проведения конференции. Не могу не отметить активного участия в организации форума и членов Постоянного координационного совета Крупновских чтений: Зарины Албеговой, Муртазали Гаджиева и других коллег. Ну, а с «черновой» работой в целом справились сотрудники Центра археологических исследований АН ЧР.

— Каждая конференция кавказоведов бывает посвящена тем или иным актуальным проблемам, требующим первоочередного внимания. На какой теме был сделан акцент в этом году?

— Да, каждые новые Крупновские чтения имеют свою тематическую направленность. В данном случае это тема изучения и сохранения памятников археологии. Кстати, проблема сохранения древностей Кавказа так акцентированно выделена, пожалуй, в первый раз, хотя назрела она, как говорится, не сегодня. К сожалению, в последние годы по всей территории Северного Кавказа (и наша республика не является исключением) орудуют так называемые «черные копатели», по сути, обычные грабители, которых уже пора останавливать: законов для этого в России достаточно. У темы конференции есть и второй, не менее важный аспект — так называемые «спасательные» археологические исследования. Это касается случаев, когда специалисты раскапывают памятники, выявленные в ходе всевозможных строительных, земляных и прочих работ, тем самым сохраняя для науки материалы и сведения, которые иначе будут потеряны навсегда. И едва ли не половина докладов нашей конференции была связана с этой тематикой.

Крупнов Евгений Игнатьевич

Крупнов Евгений Игнатьевич

— Расскажите подробнее о личности ученого, в честь которого названа археологическая конференция.

— Конференция посвящена Евгению Игнатьевичу Крупнову — ученому, который внес большой вклад в изучение археологии Северного Кавказа. Люди, интересующиеся археологией и раскопками, знакомы с аббревиатурой СКАЭ — это Северо-Кавказская археологическая экспедиция Института археологии АН СССР. Эту экспедицию создал, а затем долгие годы возглавлял Евгений Игнатьевич. Деятельность СКАЭ изначально охватывала практически всю территорию Северного Кавказа. В определенный момент времени, после 1957 года, когда чеченцы и ингуши возвращались на Кавказ из 13-летней ссылки, Евгений Игнатьевич принял решение сконцентрироваться на археологическом изучении восстановленной в составе РФ Чечено-Ингушской АССР. Это был важный шаг, который позволил совершить в буквальном смысле прорыв в изучении древностей Чечни, так как Ингушетия к этому времени была исследована лучше — во многом благодаря усилиям Крупнова. В довоенные годы Евгений Игнатьевич руководил в Ингушетии работами экспедиции Государственного исторического музея, кроме того, здесь работали и владикавказские ученые. На территории Чечни археологические исследования начались в 1936 году. Раскопки проводила экспедиция Государственной академии истории материальной культуры из Ленинграда (ныне Институт истории материальной культуры). По существу, это была единственная крупная экспедиция, которая проводила исследования на территории Чечни в довоенный период. Археологи проработали здесь четыре сезона (1936–1939 гг.), но, к большому сожалению, значительная часть полученного в то время археологического материала затерялась в годы Великой Отечественной войны, некоторые участники экспедиции погибли на полях сражений.

Позже, используя опыт той довоенной экспедиции, Евгений Игнатьевич создал свой большой коллектив — Северо-Кавказскую археологическую экспедицию. В разные годы в Чечне работало одновременно до четырех отрядов СКАЭ, выявивших и исследовавших десятки памятников от эпохи верхнего палеолита до позднего средневековья включительно. Среди изученных в те годы объектов — Бамутские курганы, Сержень-Юртовские поселения и могильник, некрополь Цой-Педе и другие. В целом, работа СКАЭ в буквальном смысле продвинула вперед изучение археологии Чечни.

rauf-munchaev

— Кто из известных археологов-кавказоведов участвовал в нынешних Крупновских  чтениях в Грозном?

— На конференцию приехали практически все кавказоведы России, которые внесли и продолжают вносить свой вклад в изучение, сохранение и популяризацию археологического наследия всего Кавказа. Среди них такие известные ученые, как Рауф Мунчаев, крупнейший российский кавказовед и востоковед, советник РАН, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН, заслуженный деятель науки РФ. В свое время он был заместителем Крупнова в Северо-Кавказской археологической экспедиции.

— Имя профессора Рауфа Мунчаева хорошо известно в археологических кругах. Интересно отметить, что помимо работы на Кавказе, в других регионах России, а также в Афганистане и Болгарии, ученый 15 лет был начальником Иракской экспедиции Российской академии наук и больше 20 лет (с 1988 по 2011 год) возглавлял Сирийскую археологическую экспедицию РАН…

— Да, Рауф Магомедович и сейчас активно работает, проявляя завидное научное долголетие. Среди приезжавших в Грозный были известные специалисты из Института археологии РАН Сергей Кореневский, Анна Мастыкова и другие. На конференции выступил Анатолий Канторович, представлявший кафедру археологии МГУ им. М.В. Ломоносова. В Чтениях принимали участие и археологи Института материальной культуры из Санкт-Петербурга, чьи предшественники начинали изучение древностей Чечни в 30-х гг. прошлого века. Это Олег Шаров, Александр Смирнов, Майя Кашуба, Сергей Кулаков, Галина Поплевко, Александр Резепкин, Наталья Скакун. В работе конференции активно участвовали и уважаемые азербайджанские исследователи Туфан Ахундов, Азад Зейналов, наши коллеги из Абхазии — Аркадий Джопуа, Алик Габелия, Валентин Нюшков, Руслан Барцыц. К сожалению, не смогли принять непосредственного участия в Крупновских чтениях те кавказоведы, которые вместе с Евгением Крупновым, как и Рауфом Мунчаевым, изучали древности Чечни — Валентина Козенкова и Владимир Кузнецов.

s-s-magomadov-i-yu-yu

— Были ли представлены на конференции ведущие российские музеи, которые исследуют и популяризируют культурное наследие Кавказа?

— Да, безусловно. В конференции участвовала целая группа ученых из Государственного Эрмитажа, среди них Юрий Пиотровский — тут сама фамилия говорит о многом; Исторический музей представлял Александр Мошинский; Музей искусства народов Востока — Владимир Эрлих. Кстати, в этих музеях, особенно в первых двух, хранятся коллекции находок из археологических памятников Чечни еще со времен раскопок графа Алексея Александровича Бобринского — председателя Императорской Археологической комиссии, и графини Прасковьи Сергеевны Уваровой — главы Московского Археологического общества в конце XIX в.

— Скажите, что стало сегодня с Северо-Кавказской археологической экспедицией? Кто продолжает дело Крупнова на Кавказе?

— В силу определенных процессов развития такой большой единой северокавказской экспедиции, скажем, в том же Институте археологии Российской академии наук уже нет. Объясняется это и тем, что на местах при участии коллектива СКАЭ были выращены собственные кадры археологов, и они работают на своих территориях, начиная от Дагестана и заканчивая Краснодарским краем. И хотя прошло уже немало лет, практически в каждой республике есть люди, которые когда-то начинали с Евгением Игнатьевичем в СКАЭ. У нас — это профессор Муса Багаев — старейший наш археолог. Муса Харонович — председатель Постоянного координационного совета Крупновских чтений, я думаю, это уже о многом говорит. Кстати, на Северном Кавказе наиболее многочисленная команда археологов сложилась в Дагестане. Под общим руководством Муртазали Гаджиева — человека, известного в археологических кругах, активно ведутся те самые «спасательные» исследования, о которых я уже упоминал. Например, в Дербенте — в городе с 25-вековой историей, материалов, полученных в ходе «спасательных» исследований, хватило бы на работу отдельной секции на нашей конференции.

ts2_8280

— Кстати, в предыдущем номере журнала Discours была информация о том, что археолог Муртазали Гаджиев нашел близ Дербента плиту, на которой приведена одна из древнейших в мире арабских официальных надписей, сделанная куфическим текстом. В связи с этим возникает вопрос — каково место Кавказа в мировой археологической науке?

— Кавказ мировой археологии был интересен всегда. С точки зрения исторических процессов Кавказ — это перешеек и мост между двумя мирами, между Югом и Севером, это географический регион, с глубочайшей древности освоенный людьми. Несколько лет назад в Центральном Дагестане одним из ведущих российских археологов Хизри Амирхановым были открыты древнейшие памятники каменного века, относящиеся к олдувайской культуре, которой более чем полтора миллиона лет. Этот факт сам по себе говорит о многом. Северный Кавказ — это территория, на которой существовала знаменитая майкопская культура эпохи ранней бронзы, о которой все наслышаны, и здесь же она соприкасалась с куро-аракской культурой из Закавказья и степными культурами Предкавказья. Само расположение Кавказа делало регион зоной контактов самых разных древних племен и цивилизаций. С этой точки зрения, Кавказ — богатейшая в буквальном смысле кладовая археологических памятников. На территории, допустим, Чечни практически на каждом квадратном километре существует археологический объект и чаще всего не один.

— В этой связи вспоминаются и наши с вами совместные телевизионные проекты о Шелкозаводском, Алхан-Калинском городищах…

— Да, Шелкозаводское городище — это большой памятник фортификационный, то есть это оборонительное сооружение, построенное в первом тысячелетии нашей эры. Огромное по меркам того же времени и Алхан-Калинское городище. Это все на равнине. Что касается горной зоны, то, наверное, у всех на слуху Цой-Педе — позднесредневековый комплекс в Малхисте. Кстати, там сейчас Министерство культуры нашей республики начало процесс реставрации нескольких архитектурно-археологических объектов. Это две боевые башни, которые стоят на территории комплекса, и два столпообразных святилища. Но основная работа, похоже, еще впереди — некрополь претендует на включение в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Потребуется немало усилий и от нас, там понадобится ряд исследований, заключений и т.д.

mamaev4

— Как вы оцениваете итоги прошедших Крупновских чтений? Почему важно проводить такие конференции? Каково их значение для Кавказа и его многочисленных народов?

— Само проведение такого форума в Грозном мы расцениваем как факт признания со стороны профессионального сообщества наших усилий по возрождению археологии в республике — процесс, как говорится, пошел! Безусловно, подобные мероприятия подталкивают, подогревают интерес общества к изучению памятников древней истории. Эта конференция так и называется: «Изучение и сохранение археологического наследия Кавказа». Проблема сохранения памятников существует не только в кавказской, но и во всей российской археологии. Поэтому мы хотим привлечь как можно больше внимания именно к этой части вопроса и надеемся, что найдем понимание. Кстати, не могу не отметить, что в республике появился орган исполнительной власти по охране памятников истории и культуры — Комитет Правительства ЧР по охране и использованию культурного наследия, который возглавляет молодой Ислам Молочаев. Рядом с ним работает такой профессионал, как Саид Бекмурзаев. Надеюсь, что сообща кавказоведы нашей республики смогут сделать гораздо больше в исследовании и сохранении древностей, оставленных нашими предками.

Каждые Крупновские чтения — это всегда подведение итогов и открытие новых перспектив в кавказоведении, и поэтому значение форума для науки трудно переоценить. Мы рады тому, что ставшие уже историей XXIX Крупновские чтения прошли в Грозном. Научный форум — это и дань уважения Евгению Игнатьевичу Крупнову, стоявшему у истоков становления и развития археологической науки в нашей республике.

ТЕКСТ: Сапият Дахшукаева
ФОТОГРАФИИ: Саид-Хусейн Царнаев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *