70 лет Великой Победе. Потомки о победителях

Они имели право на лучшую жизнь

Muhadi_MahmadovМоего отца Мухади Махмадова призвали в ряды Красной Армии в 1939 году из чеченского селения Старые Атаги. На тот момент ему исполнилось всего 17 лет, хотя по документам было уже 19. Он так хотел служить в армии, что специально изменил свой возраст в паспорте. Профессия военного считалась тогда очень почетной, и многие меняли паспортные данные, чтобы раньше попасть в войска.
Отец попал служить в Брестскую крепость, где его назначили личным водителем командира кавалерийского артполка в гарнизоне. Война для него началась буквально за пару дней до демобилизации. Его часть проводила учения в летних лагерях. Отец во время короткого перерыва между бомбежками сумел написать родителям письмо, что вряд ли вернется домой, потому что началась страшная война. Помню, как он рассказывал, что первый немецкий снаряд попал в их пищеблок и разнес полевую кухню. Это было 22 июня 1941 года на рассвете, около четырех утра…
Отец говорил, что вместе с ним в крепости служило много призывников из Чечено-Ингушетии (около 300 человек). Почти все они оказались среди защитников цитадели и погибли в полном составе. Моему отцу удалось спастись по счастливой случайности. Когда начался артобстрел, командир полка находился в лагере, а его супруга осталась вместе с другими женами офицеров внутри крепости, на территории которой без конца рвались снаряды. Полковник страшно переживал за нее и, заикаясь, все повторял ее имя.
Во время небольшого затишья между обстрелами Мухади предложил свою помощь и направился к воротам на командирской машине. Далее короткими перебежками он стал прорываться на территорию цитадели через Кобринские ворота. Когда, наконец, удалось дойти до нужного дома, дверь оказалась запертой изнутри. Видимо решив, что это немцы, женщина начала стрелять. Отец выбил дверь ногой и увидел, что она лежит на полу. Оказывается, от испуга потеряла сознание. Чтобы привести ее в чувство, пришлось вылить на голову целое ведро воды. Отец каким-то образом сумел вывезти ее из цитадели и доставил в часть невредимой. Полковник так был ему благодарен, что не находил слов от волнения и радости. Он приказал отцу эвакуироваться вместе с отступающими колоннами, поручив ему вывезти жену в безопасное место. Получается, что бесстрашная ночная вылазка в крепость фактически спасла ему жизнь.
***
Тем временем бабушка с дедушкой уже раздали за сына садака и почти перестали его ждать. Письмо, полученное ими еще в начале войны, не внушало надежды на возвращение сына домой. А он продолжал служить, попал сначала в армейскую разведку, затем в тыловую, где дослужился до высокого и почетного звания.
До самого последнего дня отец прекрасно говорил на немецком языке. Он интересно рассказывал о том, как ему удалось его выучить. Говорил, что за кусочек хлеба пленные немцы переводили ему буквально пару слов. Так, отказывая себе в еде, порой оставаясь голодным, он потихоньку постигал чужой язык, который потом не раз выручал его во время крайне опасных и сложных рейдов в тылу врага.
***
Когда война закончилась, отец находился в городе Дрездене, в Германии, и был личным водителем-переводчиком генерал-майора, командующего группой советских войск в Дрезденском округе. Осенью 1945 года Мухади назначили комендантом города Майсен. Он тогда не знал, что весь наш народ выселили в Среднюю Азию, поскольку много лет не общался ни с одним чеченцем.
Отработав в Германии еще полтора года, при первой же возможности отец решил вернуться на Родину. Во время остановки поезда в Волгограде к отцу подошел молодой русский лейтенант. Отец был очень красивым, статным человеком. Несмотря на голубые глаза и вьющиеся светлые волосы, некоторые характерные черты выдавали в нем кавказца. Лейтенант поинтересовался, знает ли он о том, что случилось с чеченцами. И был крайне удивлен, услышав отрицательный ответ.
Отец восемь лет не был дома, а о депортации ему не сообщали скорее всего намеренно. Весть об этом стала бы для него сильным ударом, поэтому берегли его самолюбие и его самого, потому что уважали. Хотя в истории есть немало примеров, когда чеченцы совершали невероятные подвиги на фронте, а затем их неожиданно увольняли из армии по причине депортации чечено-ингушского народа. И только этот незнакомый лейтенант сообщил ему о трагедии.
***
Когда Мухади добрался до Грозного, ему предложили работу, и даже разрешили перевезти родителей. Но он не захотел, потому что вокруг не оказалось бы никого из родственников. Тогда его отвели к тем чеченцам, которые содержались на большой огороженной территории (здесь были те, кто сумел избежать депортации, а также оставшиеся на территории Чечни абреки и многие другие), и попросили стать начальником эшелона. В результате он согласился и вместе с последними чеченцами уехал в Казахстан искать своих родных.
Там он также работал водителем. Сначала на скорой помощи, а по возвращении домой – шофером в театре имени Ханпаши Нурадилова. Он был очень скромным и не требовал к своей персоне особого внимания. До последних дней оставался земным человеком.
Каждый год его приглашали в армейскую призывную комиссию. Он очень удивлялся, когда ему предлагали деньги, чтобы «откосить» от службы. И каждый раз добавлял: если он не умрет, то его сын пойдет в армию. Я и пошел, точно так же, как и папа, добавив себе в документах к 16 годам еще 2 года. Когда мои сверстники только собирались служить, я уже вернулся. Папа очень уважал армию, и для него важно было, чтобы я тоже отслужил.
***
У Мухади было 4 ордена и 12 медалей. Папка, в которой они хранились вместе с документами, пропала в Казахстане. Точнее украли, а через какое-то время сообщили, что документы и награды нашлись. Когда папа пришел в одну семью забирать их, все монетки с орденов и медалей были оторваны и привязаны к платкам и одежде детей. Они стали плакать, узнав, что «украшения» надо возвращать, и отец отказался от них, сказав, что не выносит детских слез.
Позже он признался мне, что на тот момент так счастлив был вновь приобрести документы, что не придал значения остальному. Каждый год в День Победы он получал новые медали, но никогда не рассказывал, за что какую награду получил. Чересчур был скромным человеком.
***
Отец всегда говорил, что Указом Верховного Совета СССР участникам обороны Брестской крепости посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. И если посчитать, сколько там было чеченцев, то у нашего народа должно быть больше этих наград, чем у всех остальных. Моему отцу, кстати, предлагали на фронте взять грузинскую фамилию, чтобы получить звание Героя, но он от такого предложения категорически отказался.
***
Мой отец заслужил того, чтобы о нем помнили, рассказывали и писали. Молодой разведчик, которому не было еще и 25 лет, ходил в тыл врага в немецкой форме. Он бывал на приеме у маршала Жукова… Это ведь многое значит! Раньше я часто сердился на него, спрашивал, почему он не хочет говорить о своих заслугах. Ведь он, по сути, заслуживал того, чтобы быть знаменитым. Но папа всегда отвечал, что это далеко не самое главное.
***
К концу жизни отец потерял память, слух, зрение. И ушел тихо, скромно, так же, как жил.
Мухади был очень хорошим человеком, но не могу сказать, что очень счастливым. По моему мнению, он заслуживал того, чтобы его заслуги перед государством были оценены намного выше, и, что важно, при его жизни. Но раз не получилось тогда, хотелось бы, чтобы память о нем была увековечена хотя бы сегодня.
Я точно знаю, что наши ветераны многое видели и пережили, много для нас сделали, и они имели право на лучшую жизнь. Сегодня мы обязаны их помнить и рассказывать о них нашим потомкам.

Усам Махмадов, Чеченская Республика

Из нашего рода на фронт ушли восемь молодых ребят

Zyazikov_BagaudinВ первые же дни Великой Отечественной войны ингуши плечом к плечу с другими народами СССР встали на защиту Родины. Из села Барсуки Назрановского района Ингушетии только из рода Зязиковых на фронт ушли восемь молодых ребят, в том числе и мой дедушка Зязиков Багаудин Хусейнович. Семеро из них полегли на полях сражений.
Будучи на ответственной работе в обкоме партии, имея на руках бронь и возможность остаться дома, дедушка все же добровольцем ушел на фронт. К тому времени он уже был признанным писателем и переводчиком.
Пройдя в Москве краткосрочные курсы политруков в одной группе с известным классиком татарской литературы Мусой Джалилем, Багаудин Зязиков за годы войны дослужился от рядового до майора. Служил он на Калининском фронте военным корреспондентом армейской газеты «Сын Родины».
Материалы Багаудина Зязикова, лично участвовавшего в боевых действиях, всегда были желанными для фронтовой газеты. В своих статьях он правдиво отображал боевой дух советских солдат, их отвагу, мужество, героизм и безграничную ненависть к врагу.
В период редких боевых затиший дедушка вел фронтовой дневник, записи из которого он впоследствии использовал в своих произведениях.
За участие в боях с немецкими захватчиками, за мужество и отвагу, проявленные в годы Великой Отечественной войны, он имел многочисленные боевые награды.
Но как бы Б. Зязиков штыком и пером ни служил Родине, он все же был отстранен от воинской службы, когда врага уже погнали на Запад. Это было связано с трагической чечено-ингушской депортацией.
Закаленный в боях орденоносный майор был в Киргизии поставлен на учет как спецпереселенец. Он был обязан еженедельно отмечаться в комендатуре и не имел права без санкции коменданта выходить за пределы зоны поселения.
В ссылке писателям-ингушам было строжайше запрещено заниматься каким-либо литературным трудом. Нередко бывали случаи проведения обысков в их домах.
С падением сталинского тоталитарного режима ингуши, как и ряд других репрессированных народов, сразу же взялись за возрождение своей культуры и литературы. И в числе тех, кто получил возможность вновь заняться любимым делом на литературном поприще, был мой дедушка Зязиков Багаудин Хусейнович. К сожалению, он рано ушел из жизни, так и не осуществив большинство своих замыслов.

Зарина Зязикова, Ингушетия

Они подарили нам светлое будущее ценой своих жизней

ibragimov_abrar-MurjanovichМой дедушка Ибрагимов Абрар Миржанович родился в ауле Малый Барханчак, Ипатовского района Ставропольского края. Он был подростком, когда началась Великая Отечественная война. Ему исполнилось всего 14 лет, когда в 1941 году его отец Миржан ушел на войну, оставив его за старшего с мамой и тремя младшими детьми. Он как взрослый мужчина справлялся с этой задачей, потому что уже с третьего класса работал в колхозе, чтобы помогать семье.
В 1943 году стало известно, что отец Абрара погиб на войне. Через год, в возрасте 17 лет, он тоже вступил в ряды Красной армии, попав в последний военный призыв. Местом службы стал город Порт-Артур в Китае.
В августе 1945 года воинское подразделение, в котором служил Абрар Миржанович, было направлено к месту боевых действий с Японией. Путь необходимо было преодолеть пешком через пустыню. Дедушка рассказывал, что это был самый сложный поход в его жизни. Каждому солдату в день выдавали одну небольшую фляжку с водой и щепотку соли – это должно было спасти от обезвоживания. Но некоторые не выдерживали, выпивали содержимое сосуда залпом и падали замертво.
Сама война с Японией длилась недолго. Дедушка служил в то время военным телефонистом. За участие в боевых действиях он был отмечен личной благодарностью И. В. Сталина, медалью за Победу над Японией, а также награжден орденом Отечественной войны II степени и юбилейными медалями.
В армии он служил семь лет, а после демобилизации поступил на службу в органы внутренних дел, где проработал более 30 лет.
В нашей семье были и другие герои, отважно сражавшиеся на фронте и отдавшие свою жизнь за Великую Победу. Это – Адгемов Габидин и Муртазин Юсуп. Оба они умерли в госпиталях от полученных во время сражений ран.
Эти люди подарили нам светлое будущее ценой своих жизней, и я ими безмерно горжусь.

Полина Муртазина, Ставропольский край

Я всегда буду гордиться своими предками!

mama-fatimi-ohtovoi-kati-ivanovoiСострадание и сочувствие — самые важные качества, необходимые для существования общества. Именно эти качества проявили жители моего родного аула Бесленей во время Великой Отечественной войны.
В те годы сюда на подводах привезли обессиленных худощавых детей, ставших жертвами Ленинградской блокады. Их пытались скрыть от немцев и должны были везти дальше через перевал, но ребята так ослабли от голода и жары, что было решено оставить их в черкесском ауле.
Жители Бесленея стали забирать детей к себе домой, в первую очередь помогая самым худым и слабым. Среди них была девочка по фамилии Иванова, звали ее Катя. Грустный, светловолосый ребенок сразу привлек внимание моего прадедушки Абдурахмана Охтова, который и забрал ее домой. Они с моей прабабушкой Щащей уже воспитывали мальчика, и Катя стала ему старшей сестрой. Девочку назвали Фатимой.
Старейшины аула решили, что всех блокадников надо записать в похозяйственные книги, чтобы при проверке немцы не догадались об их спасении. Договорились прятать малышей в подвалы и чуланы, пока фашисты не покинут район. Каждый день в ауле детей учили говорить по-черкесски, чтобы ленинградцы не отличались от бесленеевских детей.
Шли годы, и Фатима стала в моей семье истинной черкешенкой. Она быстро научилась говорить по-черкесски, который на всю жизнь стал для нее родным языком, соблюдала все обычаи, нравы и традиции черкесов, которые предписывал Адыгэ Хабзэ — неписаный этический Закон Адыгов.
Семья Охтовых радовалась и гордилась своей дочерью. Со временем моя тетушка вышла замуж и создала семью в нашем же ауле, стала многодетной матерью таких же белокурых красивых детишек — мальчиков и девочек. Она стала почитаемой и уважаемой женщиной в ауле.
Я с гордостью и с восхищением могу сказать: «Я живу в прекрасном ауле Бесленей. В необычной семье, совершившей героический поступок во время войны». Ведь немцам был дан приказ убить всех членов семей, взявших детей-ленинградцев. И мои прабабушка и прадедушка знали об этом. Но они посчитали, что нужно сохранить жизнь ребенку, как этого требует Адыгэ Хабзэ — Кодекс чести, Кодекс человечности и мужества. Помочь человеку, попавшему в беду, если даже тебе за это грозит смерть, — это и есть проявление героизма.
Никто из аульчан не выдал детей-ленинградцев немцам, никто не выдал те семьи, которые взяли на воспитание детей-блокадников. Это тоже проявление и соблюдение того же древнего Закона Адыгэ Хабзэ — помогать тем, кто делает доброе дело!
Я всегда буду гордиться своими предками за их героический поступок и буду дорожить ими. Они стали одной из тех семей, которые проявили не только мужество, но и показали самые необходимые качества, которые помогают любому оставаться человеком с большой буквы в самых тяжелых ситуациях, — это сострадание и сочувствие.

Бэла Охтова, Карачаево-Черкесия

Имя дедушки мы смогли реабилитировать спустя 70 лет

Abazov-NanuМой дедушка Абазов Нану Сулейманович родился в 1919 году в г. Нальчик. Совсем юным он ушел на фронт, оставив молодую жену. А уже с июля 1942 года считался без вести пропавшим. У семьи осталось всего 5 фронтовых писем, которые он присылал во время войны. На них был указан номер полка, в котором он служил.
Нашей семье приходилось нелегко. Бабушке не раз говорили, что дед, наверняка, перешел на сторону немцев, поэтому и числится пропавшим без вести. Все эти годы она защищала имя мужа и не позволяла навешивать на него ярлык «врага народа».
В 2006 году я написала письма во все поисковые отряды, а также всем изданиям Книг Памяти участников Великой Отечественной войны и во все архивы. Спустя год мне ответили, что 1165 стрелковый полк, в котором служил Абазов Нану, входил в состав 345 стрелковой дивизии. Она в срочном порядке была собрана в Дагестане для защиты наших границ с моря. Я изучила весь боевой путь дивизии, и следы привели к Севастополю. Было известно, что на месте гибели и пленения огромного количества наших солдат создается Музейный историко-мемориальный комплекс «35-ая береговая батарея». Велась активная научно-исследовательская работа по поиску и идентификации погибших защитников Севастополя. Я решила обратиться и в этот музейный комплекс. Отправила письмо, в ответе на которое меня попросили выслать копии писем и извещения.
В 2010 году для нашей семьи произошло настоящее чудо. Нам сообщили, что Абазов Нану Сулейманович героически погиб, защищая Севастополь. Его имя увековечено в Пантеоне Памяти мемориала, куда мы, конечно же, отправились поклониться ему и почтить его память.
Справедливость восторжествовала спустя почти 70 лет. Теперь имя дедушки реабилитировано и никогда не канет в бездну забвения.
Мы должны помнить о близких и родных, которые отдали свои жизни, сражаясь за наше мирное небо!

Людмила Кабардокова, Кабардино-Балкария

Они отважно бились за каждую пядь нашей земли

Zalimhan-MirzaevМой дедушка Залимхан Мирзаев отслужил в армии еще в 1934 году, а после работал в Гумбетовском военкомате в Дагестане на офицерской должности. Конечно же, наряду с другими дееспособными мужчинами дед ушел на фронт добровольцем.
Родственники рассказывали, что в то время в нашем родном селе Тлярата оставались только дети, женщины и старики. И ежедневно приходили «черные письма» с печальными известиями с фронта.
Война продолжалась, и Залимхан доблестно сражался, добиваясь успехов. В 1942 году его направили в город Сухуми Грузинской ССР в военное училище. На третий день учебы он уже стал командиром отделения.
В 1943 году был создан 289 стрелковый полк НКВД. Дедушку назначили заместителем командира разведки. По его словам, это было самое сложное время на фронте. Наши солдаты по опасным тропам двигались с боями в сторону Орджоникидзе. Под Тихорецком неожиданно на их полк напали фашисты, завязались ожесточенные бои. С обеих сторон были большие потери. За мужество и отвагу, проявленные в этих боях, моего деда наградили медалью.
Далее шли жестокие бои за Кубань и Краснодар. Дедушка рассказывал, как однажды он темной ночью под прицелами фашистов полз по степи, — ему надо было перерезать колючую проволоку, находящуюся под напряжением. Он оказался под шквальным огнем противника. Прожектора освещали все пространство. Раненному бойцу удалось добраться до ближайшей ямы. Но стрельба, которая его оглушила, продолжалась еще долго. После того, как фашисты выключили прожектора, видимо, думая, что солдат уже мертв, дед с ценными данными о расположении вражеских танков и военных смог доползти до своей части. За этот отважный поступок он был награжден медалью «Отличный разведчик».
Таких разведок во время войны у моего деда было много. Он терял своих верных друзей-товарищей. Приходилось помогать раненным друзьям. Он не любил вспоминать о тех страшных боях.
В августе 1945 года, перейдя реку Амур на Дальнем Востоке, перейдя Китайские горы и Маньчжурию, он вместе с боевыми товарищами дошел до Японии. Вместе с другими войсками, отвоевывая каждую пядь земли, они отвоевывали победу.
Мой дед за мужество и героизм был награжден Благодарственным письмом Генералиссимуса И. В. Сталина.
Также он был награжден 16-ю орденами и медалями, в числе которых три — за боевые заслуги. Каждый год 9 мая дед с гордостью надевал свой костюм и направлялся на торжественные мероприятия, которые проводились в нашем районе в честь Великой Победы.
Я слушал, как он рассказывал о своих друзьях, о том, с какими трудностями приходилось сталкиваться, о том, как голодали и мерзли, о других ужасах войны.
Я очень горжусь своим дедом и благодарен ему за эту Великую Победу.

Махач Мирзаев, Дагестан

Я не перестаю благодарить своего деда

Hosonov-Temirsultan-IssakovichВряд ли какой-либо другой народ нашей бывшей общей страны дал столько героев СССР и генералов на душу населения, как осетины. За подвиги в Великой Отечественной войне 34 уроженца Северной Осетии было удостоено высокого звания Героя Советского Союза. В их числе прославленные полководцы — дважды Герой Советского Союза, Герой Монгольской Народной Республики, генерал армии И. А. Плиев; Герой Советского Союза, генерал армии Г. И. Хетагуров, Герой Советского Союза, генерал-полковник X. Д. Мамсуров и многие другие.
Мой дед, Хосонов Темирсултан Иссакович, также храбро и отчаянно воевал, как и его знаменитые земляки. Он ушел на фронт в 1942 году в возрасте 33-х лет, оставив дома жену и пятерых маленьких детей, бросив любимую работу в колхозе в Эльхотово, где вместе с братьями поднимал сельское хозяйство.
Это селение считалось не совсем типичным для Осетии, потому что большинство его жителей исповедовали ислам. Это были благородные люди с высокими нравами и культурой, сохранившие и в быту, и в общении исконно народные традиции и свою веру. Именно у Эльхотовских ворот шли ожесточенные бои с немцами, после которых они бежали вспять. Отсюда на фронт ушли практически все мужчины, родственники и соседи моего деда. Знаменитый боец Хаджимурза Мильдзихов, который в одиночку расстрелял в бою 108 фашистов, также был родом из Эльхотово.
Мой дедушка был пулеметчиком зенитно-артиллерийского полка. Он дошел до самого Берлина, не получив при этом практически никаких ранений. А вернувшись на Родину в 1945-ом году, получил самую тяжелую рану, душевную, которую так и не смог залечить. Дело в том, что он застал дома лишь жену и… двоих детей. Трое умерли от голода и болезней в годы войны. В его доме по адресу Советская 100 была организована штаб-квартира немецких войск.
Дедушка не любил говорить о войне. Мне кажется, он пытался забыть ее. Именно поэтому мы сегодня мало знаем о его фронтовой жизни и его подвигах. Было заметно, что эти воспоминания причиняют ему боль. Ведь из-за войны он потерял не только родных и близких, но и многих фронтовых друзей.
После войны дед вернулся в свой любимый колхоз в Эльхотово. В тот момент председателем райкома партии Кировского района был его брат Константин – тоже участник войны. Они оба во время уборки урожая выходили вместе с колхозниками в поле и начинали косить, заготавливая корма на зиму. То есть жили с людьми бок о бок, деля с ними все заботы и повседневные дела.
Дед был очень светлым и добрым человеком: высокий, статный, с ярко-синими глазами. В детстве мы проводили с ним много времени в Эльхотово. Мне исполнилось всего 7 лет, когда его не стало, но до сих пор помню, как тяжело перенес его уход. Прекрасно помню все наши беседы, его глубокие философские разговоры и мудрые советы. Помню его теплые, мягкие руки, которые на протяжении трех лет держали самый большой пулемет времен Великой Отечественной войны. Даже сегодня, по прошествии многих лет, мне трудно представить, что пришлось пережить ему на войне.
Приезжая на Родину, я обязательно прихожу на его могилу на Эльхотовском кладбище. И пусть это не покажется высокопарным, не перестаю каждый раз благодарить своего деда за наше сегодняшнее мирное небо над головой.

Тимур Губиев, Северная Осетия

Материал подготовила Эниса Бицоева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *