Дорога на Мескеты

Абузар Айдамиров с дочерью Машар

…Если бы меня сегодня позвал Абузар Айдамиров, я, не задумываясь, прошагал бы пешком до Мескетов, как это делал множество раз в прежние времена. Увы, Абузар — один. И равных ему я даже на горизонте не вижу.

Работая над переводом романа «Долгие ночи», мне часто приходилось  жить с ним под одной крышей. Свободное время мы проводили в спорах, беседах. Он щедро делился своими знаниями, благодаря ему, я полюбил историю наших народов. Знал, каков он в быту, в кругу семьи.

Почему люди  не живут в мире и в ладу, часто спрашивал он себя, но ответа не находил. Наверно, и одну из дочерей поэтому назвал необычным именем — Машар, то есть, мир. Словно предчувствовал, что именно она станет продолжателем его дела и его биографом. Он был непререкаемым авторитетом, таким и остался в сознании народа, которого беззаветно любил, чувством этим пропитано все, что вышло из-под его пера, будь то проза или поэзия. Человек с большой буквы и большой писатель — таков образ исторической личности.

Познакомились мы…Честное слово, столько времени прошло, а ощущение — что это случилось вчера. А стояла осень 1968 года. Я после почти пятилетней службы на Тихоокеанском флоте восстановился в Литературном институте и продолжал учебу. Абузар — как член Союза писателей учился на двухгодичных Высших литературных курсах и стипендия 100 рублей, целое состояние в нашем студенческом понимании. От своего однокурсника, кабардинского поэта Хасана Тхазеплова (сегодня он редактирует журнал «Литературная Кабардино-Балкария») я узнал, что на ВЛК учится мой земляк: «Зовут его Абузар. Фамилия Айдамиров. Он тебя сам искал. Но тебя найти невозможно. На занятиях редко бываешь».

Перед армией я экстерном сдал многие экзамены, и, честно говоря, мне это не на пользу пошло по возвращении.

Так вот, поднимаюсь на «седьмое небо», так мы называли седьмой этаж, от лифта налево, мимо кухни почти бегом пробежал — густой чад шел оттуда, наверно, какой-то вээлкашник рыбу жарит, подумал я, они же люди семейные, кулинарных навыков никаких, даже картошку жарить не умеют. Повернул опять налево, третья от угла его комната. И моя тоже, но только на шестом этаже. Значит, между нами один потолок. Дверь нараспашку, заглянул — никого. Так это он рыбу жарит. Да еще на сливочном масле. Обидно даже стало — мы, студенты, не каждый день можем себе позволить к чаю бутерброд с маслом, а он треску жарит. Она рыба сухая, масло много берет. Полпачки уже израсходовал. Все это я ему выразил после того, как мы поприветствовали друг друга и обнялись, и он с улыбкой промолвил: слышал, что ты моряк и вот решил обрадовать тебя жареной рыбой. Я выключил газ и сбегал к себе в комнату, принес полный стакан подсолнечного масла и дожарил остальную рыбу, предварительно разрезав ее на более мелкие куски. Вот чай Абузар заварил сам. Это он умел. И у нас получилось прекрасное чаепитие. Ушел я от него во втором часу ночи. О многом поговорили в тот первый вечер. А сколько их было за время нашей учебы! И всегда находилась тема для разговора. А пошутить — так лучше его медом не корми. В тот же вечер сказал ему, что беру над ним шефство по хозчасти. Он с радостью согласился.

Получив стипендию, мы тут же, пока она в целости и сохранности, закупали картошки, лука, подсолнечного масла из расчета на месяц. А двадцать копеек на буханку хлеба всегда можно «стрельнуть», если что. Будут деньги — можно и деликатесами себя побаловать или баранину отварить.

Закончив учебу, Абузар уехал, и я долго не мог свыкнуться с этой мыслью. Встретились мы через два года в Грозном, в книжном издательстве. К тому времени он издал роман «Долгие ночи» на родном языке. Ему очень хотелось увидеть свое детище в переводе на русский язык. Этот вопрос мы обговаривали еще в Москве. Заключив договор с издательством на перевод романа, мы расстались. Договорились, что через неделю я приеду к нему домой.

На автобусе Грозный — Хасавюрт доехал до Герзеля, оттуда пешком. Ишхой-Юрт мне показался бесконечным. Идешь-идешь, вираж за виражом, а ощущение такое, что кручусь вокруг своей оси. И только в сумерках уставший и измотанный доковылял до Мескетов, и язык довел до нужного мне дома. Калитка открыта, во дворе ни души. В большом доме светятся только три окна. Значит, как раз угадал к ужину. Поднялся на крыльцо и крикнул: «Ва нохчо! Выходи — ингуш приехал!» Распахивается дверь, в проеме Абузар, ладонь ко лбу приставил, щурится на меня: «Неужели это правда?» Так я вошел в эту чудную семью и стал желанным родным человеком. Облюбовал себе времянку. Абузар, правда, противился, в гостевом доме хотел поселить, библиотекой соблазнял. Но времянка мне пришлась по душе, мне легче работалось. Жена его, Мухажар, изумительная женщина, она вся светилась добротой, всегда спокойная, несуетливая, она с достоинством истинной горянки несла нелегкий груз домашних хлопот. А готовила как! И сколько при этом проявляла фантазии, что мы с Абузаром в буквальном смысле объедались. Ему-то можно, он худой по жизни, а мне нельзя, и так лишнего веса достаточно…

Временами мы наезжали в Грозный, в издательство. По пути навещали Хасана Туркаева, Абузар его очень уважал и почитал. Прислушивался к его мнению.

Как-то, побывав в Назрани, я приехал в Грозный, зашел в издательство к Азамату Зязикову. Народу в кабинете полно, сидят и стоят. Я только дверь открыл — и хохот, хоть уши затыкай. Оглядываю себя, вроде бы все нормально. Азамат, смеясь, проговорил:

— Приезжал Абузар, час назад уехал. Анекдот про тебя рассказал. Если бы объявили конкурс по лени, то Мусе Албогачиеву присудили бы первую премию. Но премия эта осталась бы невостребованной, потому что ее нужно поехать и получить!

— Это за то, что я 25 часов в сутки пахал! Ничего, за мной не заржавеет!

Да разве можно на Абузара обижаться…

 

Прошли годы. И вот я снова еду по знакомому маршруту. И транспорт не допотопный ГАЗ-52, а комфортабельная иномарка. Мчимся по асфальту, покачиваясь как на крутой морской волне. Какая прекрасная дорога! Именно такой и должна быть дорога паломничества к святым местам. Дорога на Мескеты.
 

ТЕКСТ Из воспоминаний Мусы Албогачиева (в сокращении)
ФОТОГРАФИЯ Семейный фотоархив Абузара Айдамирова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *