Зовущий к миру и состраданию

В этом году классику чеченской литературы исполнилось бы 83 года

Однажды зимой 2000 года на республиканском телевидении меня попросили поехать в Мескеты, чтобы взять интервью у Абузара Айдамирова. Дали машину, оператора. Населению, доведённому до отчаяния военными действиями, бесправием, очень нужна была моральная поддержка, нужны были слова мудрого человека, способные вдохнуть в людей веру в самих себя, веру в завтрашний день.

Когда мы выехали на последний склон по дороге на родину известного писателя, оператор попросил остановить машину, чтобы сделать съёмки местности для будущей передачи, и когда он начал снимать, послышался шум мотора. Мгновенно оценив ситуацию, а это могла быть только военная машина, я сказал товарищу, чтобы он быстро прикрыл камеру курткой, и сам подошёл к нему, став спиной к дороге. Мы сделали непринуждённый вид, словно что-то обсуждаем, прекрасно понимая, что можно было бы ожидать от военных, заметь они видеокамеру. К счастью, пронесло.

Абузар ждал нас — ему была отправлена весточка. Но как ждал?! Его стол был устлан газетами с моими публикациями, а в некоторых были его и мои. Оказывается, он каким-то образом отслеживал прессу, был в курсе происходящего, собирал мои статьи. Мне, разумеется, это было очень лестно. Так мы впервые увиделись. С первых же минут общения этот человек сразу располагал к себе. Ожидающие от него осознания им собственной значимости, популярности в народе, некой вальяжности сталкивались с удивительной простотой, обаянием, добротным чеченским юмором, искренней доброжелательностью. Возникало ощущение, что ты в гостях у очень близкого человека, с которым знаком много лет. Мягкая, ненавязчивая, но легко убеждающая в его правоте речь словно обволакивала тебя с ног до головы. Ведь вся его жизнь — это был путь к Истине, путь тернистый, начиная с детства, которое выпало на депортацию народа, и заканчивая всевозможными препятствиями, которые чинила ему власть советского периода, запрещая, не издавая его правдивые исторические романы. Его «Долгие ночи», как известно, стали едва ли не главной книгой чеченцев. Передававшаяся из рук в руки, истрёпанная, она учила любить свою многострадальную родину, бережно относиться к своему прошлому.

К счастью, ещё при жизни Абузара Айдамирова в Грозном был издан шеститомник его произведений, и это было яркое событие не только в литературной жизни республики, но и в смысле её всестороннего возрождения после двух разрушительных войн. С чувством гордости от причастности к чему-то очень важному, необыденному в составе инициативной группы редактировал я его роман «Молния в горах». И в этот период мы особенно сблизились с ним как единомышленники, правда, и болезнь в это время подкашивала его.

Как-то Машар (дочь Абузара) передала мне, что он хочет видеть меня. Я на всякий случай взял с собой диктофон, его мнение дорогого стоило. У меня съёжилось сердце, когда я застал Абузара за приступом кашля. Чай и таблетки немного успокоили его, и он посетовал, что не передали мне просьбу привезти диктофон, что у него накопилось многое, с чем ему хотелось бы обратиться к людям. Пришлось признаться, что он у меня с собой, хотя я и не хотел бы подвергать его нагрузке. Так получилось, что это было последнее интервью человека, к имени которого в народе не напрашивается никакое пояснение — просто Абузар Айдамиров.

Когда же, подготовив к печати, я передал интервью в газету, через некоторое время мне сообщили уже из профильного министерства, что без сглаживания некоторых острых моментов не представляется возможным опубликовать данный материал. Это было грустно и в то же время символично, ведь  в жизни своей этот худощавый на вид, но твёрдый как скала человек не обходил острые углы, не юлил, не подстраивался ни под кого.

Таким он и ушёл из жизни, олицетворяющим собой исключительную честность, правдивость, служение своему народу, любовь к людям. Он остался достойным примером для подражания, нравственной глыбой. К нему отовсюду шли люди самого разного возраста, статуса, разных взглядов и убеждений. И он находил для них время, умел слушать, не навязывая своего мнения, умел вывести собеседника к истинному пониманию происходящих событий.

В 2016 году исполняется 11 лет с того момента, как не стало великого классика чеченской литературы. 11 лет без Абузара. В литературе, в общественной жизни, да и в жизни каждого чеченца. Ведь он принадлежал всем. В каждом доме, каждой чеченской семье его имя имело и имеет особый статус. Впрочем, эти рамки следовало бы раздвинуть, ведь Абузар Айдамиров был великим интернационалистом и в произведениях своих был предельно объективным, не принижая русского солдата перед горцем, несмотря на жестокую царскую политику. Ни в одном из своих исторических романов он не бросил тень на какой-нибудь народ, будучи убеждённым в том, что они не несут ответственности за деяния политиков и властей. В снятом московскими документалистами фильме о нём они подбирают по дороге  молодого солдата, который снова и снова повторяет, что через 3 дня ему ехать домой, на что Абузар по-отечески произносит: «Мальчишка». Этим всё сказано, хотя теперь это уже в прошлом.

 

Ушёл поистине Народный писатель, публицист, философ и великий гуманист. Человек, которого называли совестью народа, называли чеченским Солженицыным. Но осталась память в наших сердцах. В названии Национальной библиотеки Чеченской Республики, одной из главных улиц Грозного, ведущей к аэропорту, учебных заведений. Остались его книги, зовущие к миру и состраданию людей разной национальности и вероисповедания. Книги, которые будут передаваться от поколения к поколению.

 

ТЕКСТ Руслан Юсупов, почётный председатель Союза журналистов ЧР
ФОТОГРАФИЯ Муса Садулаев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *