Юнус-Бек Евкуров: «Если бы я не был Главой республики, я бы служил»

Человек, добившийся высокого положения в обществе, всегда вызывает интерес. Тем более, если он становится главой целого региона. Мне всегда хотелось спросить у такого человека, как он себя ощущает, чувствует ли свою особенность, значимость. Изменилось ли его отношение к людям, к самому себе? Чем является власть — испытанием или наградой? Словом, вопросы совсем не те, которые принято задавать политическим деятелям. Надеюсь, еще представится случай задать все эти вопросы хотя бы потому, что Юнус-Бек Евкуров — один из редких руководителей, который открыт и доступен как для журналистов, так и для простых граждан.
А пока предлагаю читателям узнать о том, что думает Юнус-Бек Баматгиреевич о политике, о молодежи и что он ценит в людях.

— Юнус-Бек Баматгиреевич, вы восемь лет возглавляете Республику Ингушетия. Можете вспомнить, каким был ваш первый рабочий день на посту руководителя региона? Какой первый указ вы подписали?

— Мой первый рабочий день плавно перешел в ночь, я даже отдохнуть не успел. Конечно, я хорошо всё помню. Вначале было первое совещание, знакомство с чиновниками, которые еще настороженно ко мне относились. Я начал изучать план работы, вносить замечания. Первым своим указом информировал население о моем вступлении в должность президента республики. Второй указ был о приостановке росписи министра финансов, то есть о взятии под контроль бюджета.

zs1a0943

— Правда, что в 2004 году, когда вам предложили этот пост, вы отказались возглавить республику?

— Нет, такого не было. Это все домыслы. Несомненно, со мной советовались, учитывали мое мнение о ситуации в регионе. Как-то во время крупных учений воинских частей, заместитель министра внутренних дел России сделал мне предложение возглавить министерство внутренних дел по Республике Ингушетия.

— Вы отказались?

— Конечно. У меня была своя любимая работа, и МВД — это не моя тема.

— После покушения на вас не было ли желания бросить все?

— Нет. Напротив, мне кажется, любого мужчину такие обстоятельства мотивируют. Самым важным для меня было то, чтобы я мог продолжать работать. Если бы полученные травмы не позволили мне вернуться в строй, вот это было бы худо. Слава Всевышнему, я быстро восстановился и встал на ноги.

zs1a0368

— Что сложнее — быть военным или политиком?

— Военным быть проще: есть свой сектор, есть рубежи, есть фронт, есть задачи. Проще, несмотря на то, что и рабочий день ненормированный, и риска больше, и даже на определенных этапах — больше крови. В политике сложнее — больше непредсказуемых моментов. Вроде планируешь все, и тем не менее каждый день как будто с нуля начинаешь. Но в то же время есть понимание, что это нужно и важно.

— Учитывая ингушскую ментальность, трудно ли управлять людьми, для которых на первом месте культ свободы и равенства?

— Когда слышу про культ свободы и равенства, про нашу ментальность, думаю, что глупости это все. Кто у нас эту свободу отнимает? Многие наши люди — это готовые президенты, директора и начальники. Никто не хочет, как говорят в армии, быть подносчиком боеприпасов, каждый хочет командовать…

— О том и речь…

— Это глупости, которые мы вбили себе в голову, якобы это наша ментальность. Свобода — это всегда ответственность. По-настоящему свободный человек понимает, что у него есть не только права, но и обязанности. Когда начинают говорить, вот я, мол, честный, свободный и так далее, я говорю: ты такой же, как все, ты гражданин, у которого есть права и обязанности. Оттого, что ты больше любишь свободу, чем я, или называешь себя умнее меня, это не освобождает тебя от обязанностей гражданина. Пока я здесь руководитель, я буду обращаться с тобой, как с гражданином. Если есть нарушение твоих прав, я тебе помогу, но если есть нарушение тобой твоих обязанностей — я с тебя спрошу.

g335f_17

— Вы достаточно часто проводите встречи с молодежью. В чем вы видите принципиальное отличие вашего поколения от нынешнего?

Старшим всегда кажется, что они были лучше. Еще со времен Сократа принято ругать молодежь. Но надо отдать должное сегодняшнему поколению: молодые могут выстоять перед огромным количеством соблазнов, один мобильный телефон чего стоит. Сегодня должны быть совершенно другие подходы к молодежи. Те методы воспитания, которые были в советское время, сегодня такого эффекта не дадут. В мою юношескую пору преступлением было залезть в чужой огород или дернуть девчонку за косичку. В наши же дни энергетические напитки являются соблазном, не говоря уже о «спайсах» и прочих наркотиках. Возможность увидеть запретное через Интернет, огромное количество телевизионных каналов, яркая и модная одежда, автомобили, то есть столько соблазнов, которые могут завести куда угодно и просто сломать судьбу молодого человека. Поэтому старшим необходимо ориентироваться в современных реалиях, не ругать молодежь, а понимать и ставить себя на ее место, задаваясь вопросом: а мы бы устояли? Мы же помним, как мечтали иметь модные джинсы. Я не хочу огульно критиковать молодежь, наоборот, я считаю, что она хорошая, замечательная. Как военный скажу, что среди моих подчиненных не было ни одного дезертира, предателя или тех, кто покинул поле боя. Если надо было воевать, то все как один выходили. Я знаю много случаев, когда те, кто не попадал в отряд, направлявшийся в военную командировку, плакали.

g587f_05

— Что в вашей работе самое приятное и что вас огорчает?

— Самое приятное — это когда люди по достоинству оценивают твой труд. Кто бы что ни говорил, все мы любим, когда нас хвалят. Дело даже не в похвале. Если ты видишь, что люди действительно искренне ценят то, что ты делаешь, это очень приятно. А самое неприятное, когда усилий прилагаешь много, делаешь многое, и вдруг кто-то совершает ошибку, и то, что должно было быть красиво и хорошо, становится некрасиво и нехорошо. Это очень неприятно, когда твое окружение тебя подводит, некачественно выполняя свою работу.

ni1_0562-1

— Что вы цените в людях и какой человек никогда не будет рядом с вами?

— Я уважаю людей за преданность делу, никогда не потерплю рядом с собой предателя. Я понимаю, что люди могут ошибаться, но важнее, чтобы они признавали свои ошибки, есть такие люди рядом со мной. Но повторяю: предателя рядом со мной не будет никогда.

— С чего начинается и чем заканчивается ваш день?

— С молитвы, естественно, и начинается, и заканчивается. Рабочий день начинается с обзора прессы и доклада секретаря совета безопасности по ситуации в республике. Далее просматриваю план работы с протоколом на день. Ну и завершаю его корректированием плана на следующий день и постановкой задач на день и на неделю. Обычно у меня на столе лежит месячный план, на стене висит годовой план, я их тоже просматриваю на предмет каких-либо важных событий и встреч. В конце дня общаюсь либо с председателем правительства, либо с главой администрации.

zs1a5119

— Вы активны в социальных сетях, сами ведете свои страницы?

— Если все хорошо, красиво, нормально и без ошибок — то это я лично пишу (смеется), если же с ошибками — то это помощники. А если серьезно, то, как Глава республики, я не могу все время заниматься соцсетями, разве что текст подкорректировать или напомнить.

img_2839

— Говорят, человеку, который почувствовал вкус власти,  трудно представить себя без нее. Вы можете представить себя простым служащим, чем бы занимались тогда?

— Занимался бы тем, к чему привержен. Если бы не был Главой республики, я бы продолжал служить в армии. Если бы вышел на пенсию — больше времени проводил бы с детьми. И все же, главное мое призвание, моя профессия — служить Родине.

ТЕКСТ: Мадина Амагова
ФОТОГРАФИИ: Пресс-служба Главы Республики Ингушетия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *